Previous Entry Share Next Entry
Троицкий Усть-Шехонский монастырь. Часть 2
mavicc
В самом начале XVII в. на месте обветшавшей к тому времени церкви была выстроена новая в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, «крестообразная, о пяти верхах»


Благовещение Пресвятой Богородицы

с приделом Св. Великомученика Димитрия Солуньского.


Св. Великомученик Димитрий Солуньский

Однако уже в 1613 г. церковь сгорела. Огнем была повреждена и рядом стоящая Троицкая церковь. По этой причине в течение четырех лет службы проводились зимой в братской трапезной, а летом — в часовне.


Упомянутая ранее работа П. Строева («Список иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви») представляет интерес тем, что в ней представлен перечень настоятелей Троицкого монастыря начиная с XV в. вплоть до его упразднения в 1764 г. - 45 игуменов.



Об игуменах Троицкой обители нам мало что известно. Однако отдельные исторические документы проливают свет на некоторые события из жизни предстоятелей монастыря. Существует, например, Настольная грамота Архиепископа Ростовского, Ярославского и Белозерского Корнилия Усть-Шехонского монастыря игумену Марку от 16 февраля 1571 г.: «Божиею милостию благословение преосвященнаго Корнилия Архиепископа Ростовского, Ярославского и Белозерского, в Белозерский уезд, в пречестную обитель во общий монастырь Святыя Живоначальныя Троица на усть Шексны, священником и старцем и все еже о Христе братии тоя честныя обители. Царь Государь Великий Князь Иван Васильевич, всеа Русии Самодержец, своея Государевы царские богомолии Троицкого монастыря вашего отца и учителя игумена Корнилия пожаловал, послал в свою ж богомолью в Ярославль во обитель Всемилостиваго Спаса, поставлением нашего смирения в архимандриты; а на его место пожаловал, и велел нам свершить в попы, и благословити к вам во обитель во игумены своея же царские Государевы богомолии Кирилова монастыря черного диакона Марка. И повелением Царя Государя Великого Князя Ивана Васильевича, всея Русии Самодержца, аз смеренный Корнилий Архиепископ Ростовский и Ярославский черного диакона Марка, соверша в попы, и к вам в обитель в игумены благословил».

Еще одним весьма любопытным документом является Царская грамота 1615 года Белозерскому воеводе Ивану Головину о взятии на поруки старцев Троицкого, что на р. Шексне, монастыря и о присылке их в Москву к Николину дню весеннему, по делу о покушении их на жизнь строителя того же монастыря Иосифа. Из текста грамоты мы узнаем, что старцы Троицкого монастыря Матвей Крылошенин, Иона Панин, Порфирий Костеников, а также черный поп Никандр 30 января 1614 г. избили до полусмерти казначея монастыря Варлама, насмерть зарезали старца Феодосия и хотели убить и выбросить в реку строителя Иосифа Чудовского, однако тому удалось сбежать в Белозерск. После расправы над братьями упомянутые старцы разграбили келью Иосифа.


В поздней редакции «Сказания о Троицком Усть-Шехонском монастыре» этот конфликт также нашел отражение: в 1613 году «приехал с Москвы июня в 28 день некто чернец, зол человек, смутнив и раскольнив именем Иосиф, иде поколебал тем святым местом и зле расточил паству, яже и стадо Христово разогна и распуди тесноту же и скорбь и истощания многа учинил, яко злый волк и хищник и разоритель. Волк убо и гонитель на стадо Христово властолюбия и сребролюбия ради; хищник же понеже манастырская сокровища расхитил и расточил, понеже грамоты ради, иже искупи мздою у дьяков на Москве. Наречеся строитель; паче же мы речем, разоритель по его житию, понеж благочиние разорил, а сокровища монастырская истощил, а братие всякую скорбь и тесноту нанеся много. И в та время на святом месте никако же не порадея, ни же радеющим воли даяше, но смутами и расколами пресекаше и неразумными козньми всяко воздвижаше, яко плотяны бес и готовя елика святому месту на разорение и на пагубу, братии на тщету и разгнание, себе же на собрание богатства и неправедную корысть. Сему же лжеимени строителю Иосифу Живоначалныя Троицы судия и мститель; и его наставником и единомысленников той же Господь Бог судит в последний день».

Кто прав, кто виноват в этом конфликте — остается невыясненным, однако очевидно, что яблоком раздора стала монастырская казна.

Напомним, что в 1613 г. в монастыре произошел страшный пожар, уничтоживший все церкви. «По изгнании же сего лжеименитого строителя, - повествует «Сказание», - на том же месте от реки совершили церковь теплую ниску о два верха на каменодельное подобие и освяти 125-го году (1617) февраля во 2-й день». Однако вопреки этим сведениям епископ Амвросий в своей «Истории Российской иерархии» пишет, что после пожара 1613 г. в монастыре не было церкви на протяжении целых 40 лет, вплоть до 1655 г., «ибо моровая язва, свирепствовавшая в то время, и набеги литовские препятствовали возобновлению обители». Впрочем, еще В.О. Ключевский о труде еп. Амвросия писал, что этот «очень почтенный, церковно-исторический словарь, составленный еще в эпоху младенчества русской историографии», переполнен ошибками.

Благодаря публикации Ю.С. Васильева в первом выпуске краеведческого альманаха «Белозерье» стало известно содержание весьма ценного для нас документа - Отписной книги Троицкого Усть-Шехонского монастыря от 1660 г. Отписные книги составлялись при передаче монастыря или отдельных его служб новым, ответственным за них лицам (игумену, казначею, приказчику и т.д.). В них описываются храмы монастыря, их оформление (иконы, росписи); предметы богослужения; содержание ризницы; казна с деньгами, книгами; хозяйственные службы и т.д. В книгах дается перечень (или общая численность) служителей и работников монастыря, крестьян и бобылей его вотчины. Текст Отписной книги довольно пространен, поэтому выделим лишь значимые постройки и владения монастыря, а особо любознательных отсылаем к первому выпуску альманаха «Белозерье», вышедшего в свет в 1994 г.

В 1660 г. в Троицком монастыре находились: соборная церковь Живоначалной Троицы «древяная о пяти главах, покрыт чушуею»; теплая церковь Благовещения Пресвятой Богородицы


Нестеров М.В. Благовещение


с приделом Димитрия Солуньского; надвратная церковь Алексия человека Божия «древяная шатровая»; деревянная колокольня рубленая шатровая, «а в ней колокол благовестнои да 5 колоколов призвонных да 2 колокола зазвонных малых. Да на колоколнице часы боевыя железныя».

Монастырь был огорожен: «половина от реки рубленая ограда, а другая забрано забором в столбы». Помимо Святых ворот с надвратной церковью в ограде были ворота, через которые ходили за водой на реку, «да другие ворота задние с поля на вереях. Над водяными вороты образ Пречистыя Богородицы Знамение на празелени».

Жилые постройки: «2 кельи игуменские в однех сенях; да 10 келеи братских, а в них 15 братов; да келья дьячья, а в ней 5 человек дьячков; да келья поваренная да поварня, про братю есть варят».

Хозяйственные постройки: соляной амбар, два амбара с рыболовецкими снастями, хлебня летняя. За монастырем, «за задними вороты» житница, поварня, в которой варят квас, кладовой амбар, конюший двор, «а на дворе хором: горница гостиная да повалыша на потъклетах, да 2 сарая, 2 сенницы ветхи. На том же дворе монастырьских лошадей на стойлах: жеребец сер да жеребенок ворон, да 10 меринов езжалых, 5 кобыл. Двор коровеи, а на нем изба жилая да клети, сараи да 2 хлева, да животин рогатой: 2 бычка да коров 25, три нетелцы».

Монастырские вотчины и владения:

в Заболотской волости монастырское сельцо Щепетово, а в нем 2 двора монастырьских; в той же волости монастырьская мельница, на мелнице монастырский двор;

в Ворбозомской волости монастырская мельница, а на мельнице двор монастырский;

в селе Маекса монастырская мельница;

в Озадской волости монастырская мельница в деревне Перхлохте;

в слободке Фетиине монастырская мельница.

«Да под монастырем слоботка, а в ней живут слушки и служебники 16 человек, а крестьянских и бобыльских во всей монастырьскои вотчине двести девятнатцать дворов, а людей в них 762 человека».

В 1685 году по указу царей Иоанна и Петра Алексеевичей Троицкий Усть-Шехонский монастырь был приписан к Саввино-Сторожевскому монастырю вместе со всеми своими вотчинами. Кстати, разные источники содержат свои даты этого события. Встречается и 1681-й год и 1700-й. Мы же склонны доверять датировке из «Исторического описания Саввино-Сторожевской обители», автор которого С. Смирнов, как он сам отмечает, использовал в своей работе приходо-расходные книги Саввина монастыря и переписные книги Усть-Шехонского монастыря. Правда, в редакции «Сказания», которую подробно разбирает Г.М. Прохоров в книге «Святые подвижники и обители Русского Севера», есть запись «В лето 7209 (1701) приписали сей монастырь к Савину монастырю, Звенигородскаго. И от него бысть великое разорение монастырю и вотчине».


Из истории Саввиной обители известно, что со времен царя Алексея Михайловича он был взят в непосредственное ведение самого государя, который подчинил его дела своей тайной канцелярии. Тем самым статус Саввино-Сторожевского монастыря повысился и в 1674 г. в порядке управления он сравнялся с Троице-Сергиевой лаврой. Отныне по всем нуждам монастырские власти обращались непосредственно к царю.

При царе Федоре Алексеевиче Саввино-Сторожевский монастырь назывался не иначе как комнатным государевым и первостатейным, а дела его были переведены в приказ большого дворца. В ведении государя были все монастырские дела, в том числе это касалось и монастырских построек как самой Саввиной обители, так и приписных к нему монастырей.


Такое же положение сохранялось и в царствование Петра и Иоанна Алексеевичей, когда Троицкий Усть-Шехонский монастырь стал зависимым. «Саввин монастырь, - пишет С. Смирнов в «Историческом описании Саввино-Сторожевского монастыря», - по отношению к приписным назывался большим монастырем и имел полное право сменять и выбирать строителей, келарей и казначеев в приписные монастыри. <...> Настоятель приписного монастыря должен был вести постоянные записи приходорасходные и присылать отчеты в Саввин монастырь; <...> каждый год должен был высылать в Саввин оброки с крестьян, или деньгами или вещами. В случае притеснения властей или крестьян приписных монастырей светским начальством, архимандрит савинский относился к самому государю, как защитник своих подчиненных. Выходя большею частию из монастыря Саввина, настоятели приписных монастырей не избавлялись от строгого надзора за своим поведением со стороны властей Саввиных. При самом поступлении на место им давались составленные собором старцев наказы о монастырском управлении, которыми строго определялся образ жизни и действования приписных настоятелей».

Выше мы цитировали слова автора «Сказания» о том, что «от него [Саввино-Сторожевского монастыря] бысть великое разорение монастырю и вотчине». Г.М. Прохоров выражается более категорично: «С наступлением XVIII в. Усть-Шехонский монастырь вступил в предсмертную фазу своего существования».

В 1719 г. монастырь постигла еще одна беда — он выгорел практически полностью, «однако усердием братии монашествующей и доброхотных дателей вскоре вновь выстроен по-прежнему». При этом, как отмечается в Новгородском сборнике, посадские люди города Белозерска, в числе коих был некий Иван Угрюмов, от своего Николаевского прихода передали монастырю деревянную церковь во имя Святителя Николая Чудотворца с приделом Сергия Радонежского. Перевезя церковь в монастырь, ее освятили во имя Живоначальной Троицы и Димитрия Солуньского.


В ряде источников отмечается, что в 1724 г. большая часть монастырской братии покидает Троицкую обитель, перейдя в Саввино-Сторожевский монастырь. Об этом сказано и в поздней редакции «Сказания»: «И от них [опять же Саввино-Сторожевского монастыря] в конец в разорение прииде: братию монахов к себе в монастырь взяли, а иных вон из монастыря выслали...». Отметим, что 1724 — это год окончания строительства после пожара 1719 г. Сложно назвать причины такого массового исхода монахов из монастыря, но с точки зрения логики это событие, особенно после завершения строительства новых монастырских построек, не поддается объяснению.

Однако вновь отстроенному монастырю не суждено было долго просуществовать. Всего через 40 лет, в 1764 г. указом Екатерины II он был упразднен.




Согласно «Реестру Вологодской епархии, в коих упраздненных монастырях и пустынях церковное и прочее строение и церковная утварь описана», ко времени упразднения Троицкого монастыря на его территории находились следующие строения: холодная деревянная Троицкая церковь с приделом Великомученика Димитрия Солуньского (видимо, подаренная монастырю белозерами); колокольня деревянная с шестью колоколами и боевыми часами; церковь каменнаяс папертью, построенная в 1757 г., но еще не освященная; деревянные кельи (всего 9) для настоятеля и братии, а также за территорией монастыря: конюший двор, поварня, кузница, два овина.



В этом перечне построек видим опровержение ранее процитированных указаний на «разорение» монастыря в начале XVIII в., на его предсмертное состояние. Очевидно монастырь жил своей обычной жизнью, постепенно отстраивался. Однако, лишенный указом Екатерины II всех своих вотчин, средств к существованию, монастырь опустел бы сам по себе. Основанный как пригородный монастырь, он не прославился святыми подвижниками, чудесами (за исключением спорного факта об исцелении сына князя Глеба). Слава соседних белозерских монастырей - Кирилло-Белозерского, Ферапонтова, Кирилло-Новоезерского - затмила его. Видимо, написание «Сказания» было вызвано необходимостью напомнить о себе, указать на свою древность. Усть-Шехонский монастырь никогда не был многолюден и чрезвычайно богат, вследствие чего, видимо, и был приписан к Саввино-Сторожевской обители. В этом факте, как мне кажется, нужно усматривать продление его жизнедеятельности, ибо его могла бы постичь та же участь, что и монастыри, упраздненные еще задолго до указа Екатерины II. Таким образом, упразднение монастыря было вызвано прежде всего его экономическим положением.

Последним настоятелем Троицкого монастыря был игумен Пахомий, переведенный в 1764 г. в Глушицкий монастырь на должность казначея. Построенная в 1757 г. каменная церковь была освящена лишь спустя 10 лет — в 1767 г. при первом приходском священнике Савве Логинове: главный придел — в честь Св. Троицы, а остальные во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и Великомученика Димитрия Солуньского. В середине XIX в. в ней еще хранился игуменский посох, оставленный «в память и благословение» игуменом Пахомием.

Такова история Троицкого Усть-Шехонского монастыря. Дальнейшие события — это уже история прихода Троицкой церкви, слободы Каргулино, посада Крохино; история закрытия, разрушения и затопления церкви в водах Волго-Балта.



Собор Вологодских святых


Источники и литература:


1. Ключевский В.О. Новые исследования по истории древнерусских монастырей // Православие в России. М., 2000.

2. Прохоров Г.М. Повесть об Усть-Шехонском Троицком монастыре и рассказы о городе Белозерске // Святые подвижники и обители Русского Севера. Спб, 2005.

3. Макаров Н.А., Охотина-Линд Н.А. Сказание о Троицком Усть-Шехонском монастыре и круг произведений по истории Белозерья // Florilegium К 60-летию Б. Н. Флори. М., 2000.

4. Захаров С.Д. Древнерусский город Белоозеро. М., 2004.

5. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Сост. В.В. Зверинский. т. II. СПб, 1892.

6. Архимандрит Амвросий (Орнатский). История Российской иерархии. М., 1810.

7. Митрополит Макарий. История Русской Церкви (http://www.makariy.ru/)

8. Списки иерархов и настоятелей монастырей Русской Церкви. Сост. П. Строев. СПб, 1877.

9. Описание славянских и русских рукописных сборников Императорской публичной билиотеки. Сост. А.Ф. Бычков. СПб, 1878.

10. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря. Сост. С. Смирнов.

11. Новгородский сборник. Вып. 1. Новгород, 1865.

12. Акты Арх. Эксп., I, № 107.

13. Дополн. к Акт. Истор., XII, № 49.

14. Акты юридич., № 5, № 382.

15. Русск. Истор. Библиот., II, № 175.

16. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период, с 1238 по 1505 г. СПб., 1889.

17. Троицкий Усть-Шехонский монастырь // Белозерье, Вып. 1, Вологда, 1994.

18. Отписная книга Троицкого Устьшехонского монастыря 1660 г. // Белозерье, Вып. 1, Вологда, 1994.

19. Полное собрание русских летописей (отдельные тома).






?

Log in